О САЙТЕ КОНТАКТЫ
главная новости статистика статьи архив каталог

Финансовый рынок Китая

После смерти Мао Цзэ-Дуна в 1976 году и прихода к власти в стране руководства во главе с Дэн Сяо-Пином в конце 1978 года Китай вступил на путь глубоких преобразований в экономической области, которые в первую очередь затронули сельское хозяйство, а затем промышленность. Их результатом стало радикальное изменение структуры экономики страны и её положения в мире. Среднегодовые темпы роста ВВП за прошедший период составили 9,5%, что вывело страну на второе место в мире по величине ВВП, рассчитанного на основе паритета покупательной способности (примерно 7 трлн. долл. в 2007 году). Китай занимает третье место в мире после США и Германии по внешнеторговому обороту.

В частном секторе создается около 70% ВВП. 25 китайских компаний входят в список 500 крупнейших по капитализации компаний, составляемый газетой The Financial Times (2008 год). В десятке ведущих 2-е и 6-е места занимали PetroChina и Промышленноторговый банк Китая (ICBC), причем последний оказался самым дорогим банком в мире.

Одновременно с реформами в сельском хозяйстве и промышленности в Китае в 1980-е годы происходили изменения в финансовой системе, кстати, весьма похожие на те, что имели место в СССР во второй половине 1980-х годов. При этом, однако, по сравнению с другими отраслями, финансовая оказалась в меньшей степени открыта для конкуренции, в ней намного большую роль, чем в других отраслях, играло (и играет до сих пор) государство.

Определенным толчком к проведению реформ стало вступление страны в ВТО в 2001 году, одним из условий которого являлась отмена к концу 2006 года всех ограничений на допуск иностранных банков в Китай. Очередной этап реформ, который происходит с середины нынешнего десятилетия, также проводится с китайской спецификой, отличной от реформ финансово-банковского сектора в восточно-европейских странах или в странах СНГ в прошлом десятилетии.

Развитие банковской системы Китая в 1980-е годы

В 1980-е годы в Китае была создана двухуровневая банковская система. В 1979 году из единственного банка страны – Народного банка Китая – были выделены 3 специализированных (Сельскохозяйственный банк Китая (СХБК), Банк Китая (БК), Строительный банк Китая (СБК)). Банк Китая (Bank of China) был уполномочен осуществлять валютные операции. Остальные два занимались обслуживанием соответственно сельского хозяйства и строительства. В 1984 году возник четвертый специализированный банк – Промышленно-торговый банк Китая (ПТБК). Таким образом, Народный банк Китая стал настоящим центральным банком (хотя кое-какие операции по кредитованию предприятий он еще выполнял).

Большая четверка продолжала заниматься кредитованием государственных предприятий и национальных проектов на основе прямых директив. При этом сам НБК не был независимым учреждением. Он являлся министерством, подчиненным Госсовету КНР, и его решения принимались только с ведома Госсовета.

Реформы банковского сектора 1990-х годов включали отмену кредитных планов, снижение государственного вмешательства в распределение кредитных ресурсов, частичное дерегулирование процесса допуска в отрасль (создания новых банков), частичное дерегулирование процентных ставок и постепенное ужесточение требований отчетности и норм пруденциального надзора.

В 1995 году были приняты Закон о центральном банке и Закон о коммерческих банках. В частности, Закон о ЦБ запрещал последнему предоставлять прямые кредиты центральному и провинциальным правительствам. Принятие этих законов по сути завершило процесс превращения Народного банка Китая в настоящий центральный банк и ознаменовало полный переход к двухуровневой банковской системе.

Остававшиеся у Центрального банка функции по кредитованию предприятий были переданы Промышленно-торговому банку. Для выполнения целевых заданий правительства были созданы три специализированных государственных банка (банки развития). Банки развития по замыслу должны были взять на себя проекты, которые ранее финансировались Большой четверкой. В прошлом органы власти на местах активно вмешивались в процесс выдачи ссуд, заставляя государственные банки выдавать кредиты убыточным государственным предприятиям. Этому способствовало и то обстоятельство, что местные администрации обладали правом участвовать (вместе с центральным аппаратом банка) в назначении руководителей региональных отделений банков. Реформа конца 1990-х годов отлучила их от этой процедуры, в результате чего возможности воздействия на банки у них снизились.

В 1990-е годы в стране стали быстро возникать новые банки. В первой половине 1990-х созданы Китайский торговый банк (The China Merchant Bank), Хуаксиа банк (Huaхia Bank), Банк Сияющий (Everbright Bank). В 1995 году был создан первый национальный частный банк, Миншенг банк (Minsheng Bank). Из других банков можно назвать Банк развития Гуандонга (Guangdong Development Bank), Банк развития Шанхая (Shanghai Development Bank), Банк развития Шэньчжэня (Shenzhen Development Bank), Промышленный банк Фуцзяня (Fujian Industrial Bank), Жилищносберегательный банк Янтаи (Yantai Housing Saving Bank), Жилищно-сберегательный банк Бенгбу (Bengbu Housing Saving Bank). В создании этих банков заметную роль играли провинциальные органы власти, что было связано, в частности, с тем, что после того как государственные коммерческие банки стали более независимы в своей деятельности, возникли проблемы в финансировании проектов местного значения.

В конце 1980-х годов банки получили право устанавливать процентные ставки по кредитам в определенных границах по отношению к центральной ставке (установленной НБК). Процентные ставки по депозитам при этом оставались жестко фиксированными. С октября 2004 года верхняя граница по кредитам была упразднена, осталась лишь нижняя. Ставка по депозитам «отвязана» от официальной.

Структура современной кредитно-финансовой системы Китая

На протяжении последних 25 лет Китай демонстрировал феноменальные темпы роста финансовой глубины экономики. Отношение агрегата М2 к ВВП увеличилось с 24% в 1978 году до 151% в 2007 году. В 1990 году отношение М2 к ВВП в Китае и России было примерно на одном уровне в 70%, но к 1995 году в России оно уменьшилось до 21%, в то время как в Китае выросло до 103%. В 2007 году в России оно составило 32%.

Подобный уровень финансовой глубины ставит Китай в ряд стран с самой развитой финансовой системой. Столь высокий показатель связан с рядом факторов. Это очень высокая норма сбережений (до 50% ВВП); жесткое валютное законодательство и в целом система регулирования, которая затрудняла уход накоплений за рубеж или появление накоплений в наличной иностранной валюте (как в России); надежность банковской системы в глазах населения и доверие к ней (а она, подчеркнем, практически полностью была государственной); относительно умеренные темпы инфляции (в среднем за 1980-е – первую половину 1990-х не более 10% в год; всплеск в 17% имел место в 1995 году, но в 1998 и 1999 годах наблюдалась дефляция); относительная ограниченность финансовых продуктов (выбор населения невелик: либо банковские депозиты, либо акции).

Последнее обстоятельство способствовало приходу китайского населения на фондовый рынок. Депозиты населения составляют примерно половину денежной массы. Доля внутреннего кредита (кредиты банков предприятиям и населению) в ВВП достигло 178% в 2003 году (138% в 2007 году), что почти в два раза превышало показатель для США.

Большая часть финансовых активов Китая сосредоточена в банковской системе. Банковский кредит остается основным источником (80%) финансирования китайских предприятий. Рынок корпоративных облигаций (нефинансовых компаний) практически отсутствует. Стоимость находящихся в обращении небанковских корпоративных облигаций – менее 1% ВВП. Выпуск акций как средство привлечения капитала предприятиями вплоть до 2006 года не играл сколько-нибудь заметной роли.

Доминирующее положение в банковском секторе занимают 5 государственных банков. Еще в конце 1990-х их доля в активах достигала 60-70%. К 2007 году она снизилась, но тем не менее превышает половину всех активов кредитных институтов. Пятерка крупнейших это:

В настоящее время все банки Большой пятерки являются диверсифицированными коммерческими банками, работающими в различных областях. Общая величина активов превышает 3,8 трлн. долл. У них более 200 тыс. отделений и около 1,5 млн. занятых. Для выполнения целевых заданий правительства в 1994 году были созданы три специализированных государственных банка: Государственный банк развития, Сельскохозяйственный банк развития и Экспортно-импортный банк Китая. Они не принимают депозиты, а занимаются кредитованием долгосрочных проектов за счет выпуска облигаций и кредитов других банков. Вторая группа банков (около 14% активов) в китайской статистике называется «акционерные коммерческие банки» (хотя 4 из Большой пятерки также акционерные). Почти все – государственные (точнее, с государственным контролем).

Количество городских коммерческих банков выросло за 2003-2007 годы с 80 до 124, городских и сельских кооперативов, наоборот, сократилось в несколько раз.

Иностранные банки представлены 440 учреждениями (включая отделения, количество удвоилось за 2003-2007 годы), из которых 29 – головные компании. В конце 2006 года, согласно условиям вхождения в ВТО, Китай полностью открыл доступ иностранных банков на свой рынок и их доля возросла до 2,4%.

Таким образом, особенностью банковской системы Китая является полное доминирование государственных банков (или банков с государственным капиталом). Доля частных банков в активах не превышает нескольких процентов. Проводимая в последние годы политика по изменению структуры собственности (см. ниже) в ближайшее время не приведет к радикальным изменениям в её структуре.

До 1995 года в основе кредитной политики банков лежали национальные приоритеты, определяемые государственными органами. Соответственно, кредиты выдавались не на коммерческой основе, без оценки рыночной эффективности. Да и сами коммерческие банки в условиях кредитной экспансии первой половины 1990-х годов, да и позже, нередко не уделяли должного внимания оценке заемщика. Эта политика привела к накоплению плохих долгов в размере 4 трлн. юаней в конце прошлого десятилетия (примерно 480 млрд. долл., или около половины ВВП 1999 года). По некоторым оценкам, доля плохих кредитов в общем кредитном портфеле китайских банков достигала 50%! в 1998 году. Пожалуй, ничего подобного не было ни в одной крупной стране мира за послевоенный период. Доля плохих кредитов в ВВП Японии и Кореи в конце 1990-х годов составляла 25-30%. Причем практически все плохие кредиты были связаны с неплатежами государственных предприятий. Доступ частных предприятий к банковским кредитам был очень ограничен. Так, в конце 1999 года частные предприятия получали лишь 0,62% всех банковских кредитов и менее 0,5% кредитов государственных банков. И это при том, что в 1998 году частные предприятия давали 35% промышленной продукции.

Правительство разработало программу оздоровления банковской системы. В 1998 году оно выпустило специальные казначейские облигации на сумму 270 млрд. юаней (тогда примерно 33 млрд. долл.), средства от которых пошли на рекапитализацию государственных банков.

В октябре 1998 года правительство КНР приняло решение о создании специальной государственной управляющей компании, которая взяла бы себе плохие долги СБК. В апреле 1999 года такая компания (под названием Cinda) начала работу. В дальнейшем аналогичные компании были созданы и для трех остальных основных банков. На баланс этих компаний по номинальной стоимости были переданы плохие кредиты, предоставленные до 1996 года в рамках политики развития (т. е. предоставленные по указанию властей). Прочие плохие кредиты, обусловленные собственными просчетами банков, сюда не передавались.

В среднем управляющим компаниям удается вернуть 20% номинальной стоимости плохих кредитов, что, естественно, требовало прямой государственной поддержки. Но, как видно, данная нагрузка для китайского бюджета оказалась посильной. В отличие от Японии, где помощь национальным банкам (в том числе) привела к обострению проблемы государственного долга (156% ВВП в 2004 году), Китаю удалось сохранить здоровые государственные финансы. Кроме того, сами коммерческие банки использовали собственные резервы и капитал для того, чтобы списать плохие кредиты.

Помимо очевидного прогресса в деле снижения доли плохих кредитов, в текущем десятилетии значительно улучшилось качество кредитов. Доля плохих кредитов, предоставленных коммерческими банками после 2000 года, составляет 2%, в то время как в 1990-е годы у некоторых банков она достигала 60% (а в целом, повторим, – примерно 50%). Программа реструктуризации дала плоды, и к 2007 году доля плохих кредитов в общем кредитном портфеле крупнейших банков была снижена до 8%. В целом к настоящему времени банковская система Китая значительно улучшила все показатели по достаточности капитала, качеству кредитов и пр.

ВТО и реформы банковского сектора Китая

Очередной этап реформирования китайской банковской системы начался в конце 2003 года и связан, в том числе, с необходимостью повышения её конкурентоспособности в связи с полной отменой ограничений на деятельность иностранных банков на территории страны в конце 2006 года в соответствии с условиями вхождения в ВТО.

В декабре 2003 года правительство объявило о рекапитализации двух из четырех банков (Банка Китая и Строительного банка) за счет валютных резервов на сумму примерно 45 млрд. долл. Помимо этого была разработана программа по изменению структуры управления, риск-менеджмента, привлечения стратегических инвесторов и вывода акций банков на биржу.

В целом первые два пилотных проекта были успешно реализованы. Финансовая реструктуризация двух банков была осуществлена, в 2005 году они соответствовали целевым количественным показателям по уровню достаточности капитала, рентабельности и доле плохих кредитов. Оба банка были преобразованы в акционерные общества, внедрили новую систему корпоративного управления, привлекли стратегических инвесторов, получили листинг на бирже (2005-2006). Несколько позже (20062007) те же действия были осуществлены в отношении Промышленно-строительного банка Китая.

В настоящее время в капитале крупнейших китайских банков доля таких известных институтов, как Bank of America, Temasek, Royal Bank of Scotland, Merrill Lynch, United Bank of Switzerland, Goldman Sachs, Allianz, American Express и др., составляет от 2 до 10%. По величине собственного капитала три крупнейших китайских банка входят в двадцатку ведущих банков мира (по версии английского журнала Euromoney).

Хуже обстоит дело с реформированием четвертого крупнейшего банка – СХБК. У него была самая плохая структура кредитного портфеля из всех ведущих государственных банков. Он пока не провел каких-либо заметных мероприятий по реструктуризации. Банк наименее прозрачен, и, как в действительности обстоит у него дело, неизвестно (возможно, даже хуже, чем официально объявлено).

В 2003 году началась реформа по преобразованию сельских кредитных кооперативов – сначала в 8 провинциях, а с июня 2004 года по всей стране. Реструктуризация финансируется центральным банком, министерством финансов и местными правительствами. Часть кооперативов преобразована в сельские коммерческие банки. Общее количество кооперативов сократилось с 30 тыс. в 2004 году до 8,5 тыс. к концу 2007 года – намеченной дате завершения реформы. В 2004 году сельские кредитные кооперативы (как группа) впервые за 10 лет показали прибыль.

Во второй по значимости группе банков – так называемых акционерных коммерческих – также увеличилась доля стратегических иностранных инвесторов. В 2004 году 5 китайских банков, включая Банк связи, Банк развития Шэньчжэня и Городской коммерческий банк Ксианя (Xi’an City Commercial Bank), привлекли стратегических инвесторов, вдвое увеличив количество китайских банков с иностранным участием.

Самым важным шагом стало партнерство HSBC и Банка связи, 5-го крупнейшего банка Китая. В 2005 и первой половине 2006 года иностранных партнеров получили также Миншенг банк, Хуаксиа банк, Бахай банк, Банк развития Гуандонга, Банк Пекина и Городской коммерческий банк Ханчжоу. Уже к весне 2005 года остались единицы акционерных коммерческих банков или крупных городских коммерческих банков без иностранного стратегического партнера.

При этом, однако, следует подчеркнуть, что доли стратегических инвесторов относительно невелики, а их управленческое участие минимально. Доля одного иностранного инвестора в китайских банках ограничена 20% (всех иностранных – 25%). Большинство сделок осуществлены таким образом, что одному инвестору не принадлежит более 10% капитала. Фактически только в одном китайском банке иностранному учреждению принадлежит контроль благодаря большой распыленности акционерного капитала (Newbridge Capital LLC, с 18% долей в Банке развития Шэньчжэня). Это сознательная политика правительства Китая, которое стремится не допустить контроля иностранцев над ведущими банками страны, но при этом понимает, что необходимо получить опыт и знания от иностранных банков для укрепления национальной банковской системы.

Фондовый рынок Китая

Рынок ценных бумаг современной КНР начал формироваться с начала 1980-х годов. До конца десятилетия он был представлен в основном государственными облигациями, хотя уже в первой половине десятилетия появились первые акции (впрочем, очень напоминавшие существовавшие на ряде предприятий в конце 1980-х годов в СССР акции предприятий и акции трудового коллектива). В 1990 и 1991 годах в Китае начали функционировать две фондовые биржи – Шанхайская и Шэньчжэньская, на которых совершаются практически все сделки с акциями и значительная часть – с облигациями.

Объем размещаемых внутри страны акций составлял от 4 до 8 млрд. долл. в 2003-2005 годах. Однако в 2006-2007 годах он вырос соответственно до 23 и 100 млрд. В 2007 году по этому показателю Китай занял 3-е место в мире после США и Испании. Практически все компании, чьи акции торгуются на двух китайских биржах, контролируются государством. В этом заключается одна из особенностей китайского рынка. В свободном обращении находится треть акций, а две трети – либо у государственных органов непосредственно, либо у государственных компаний (акции юридических лиц). Эти две трети относились к категории так называемых «нерыночных акций» (англ. nonnegotiable shares), которые не могли обращаться на биржах и были недоступны для частных инвесторов.

Рыночные акции представлены акциями трех классов: А, В, Н (латинские буквы). А-акции (около половины всех рыночных акций) предназначены для китайских резидентов и доступны для иностранцев (с декабря 2002 года) только через так называемых квалифицированных иностранных институциональных инвесторов (QFII). В-акции (немного более 2%) первоначально предназначались для иностранных инвесторов на внутреннем китайском рынке, но в настоящее время доступны и китайским гражданам, имеющим валютные счета (продаются только за доллары на Шанхайской бирже и за гонконгские доллары на Шэньчжэньской). Н-акции (в 2008 году свыше половины всех рыночных акций, их удельный вес утроился в последние годы в результате мегаразмещений в первую очередь китайских банков за рубежом) обращаются в основном на рынке Гонконга.

В начале текущего десятилетия, испытывая бюджетные проблемы, государство пыталось продать на рынке принадлежащие ему акции, но это приводило лишь к панике и обвалу цен. Как следствие, в Китае была разработана и начиная с 2005 года стала осуществляться реформа по преодолению сегментации рынка, которая к концу 2007 года была практически завершена. Почти все китайские компании провели общие собрания, на которых были достигнуты компромиссные для мелких и крупных акционеров решения, связанные с возможностью вывода на рынок «нерыночных акций». Реформа предусматривает постепенную продажу в прошлом «нерыночных акций», которые формально уже перестали быть таковыми, хотя в статистике китайского регулятора фондового рынка по-прежнему проходят под данным названием. Но фактически мы стоим на пороге самой масштабной денежной приватизации в истории мировой экономики.

Рынок облигаций Китая

По размеру задолженности по облигациям (1725 млрд. долл. в конце 2007 года, Россия – 266 млрд. долл., включая вексельную) Китай занимает первое место среди всех формирующихся рынков. Причем на долю облигаций внутренних займов приходится 98% всех выпущенных облигаций (в России – 50%).

Почти 2/3 внутренних китайских облигаций – бумаги министерства финансов и центрального банка. При этом, учитывая, что большая часть финансовых учреждений имеет контролирующего собственника в лице государства, можно отметить, что спецификой китайского рынка облигаций является крайне малое присутствие на рынке частных эмитентов. Второй особенностью внутреннего долгового рынка Китая является преобладание на нем долговых инструментов центрального банка (40% всех бумаг). Это связано с активным использованием центральным банком собственных облигаций (прежде всего краткосрочных) в целях денежно-кредитного регулирования путем операций на открытом рынке (регулирования денежной массы, процентных ставок и стерилизации избыточного притока иностранного капитала). Кстати, инструментарий Банка России в этом отношении значительно более узок: объем облигаций Банка России в обращении – немногим более 4 млрд. долл. (2007 год), при том что краткосрочных государственных облигаций в настоящее время в России нет.

Региональным администрациям в Китае запрещено выпускать собственные облигации. Их дефицит покрывается исключительно за счет бюджетных трансфертов.

Компании по ценным бумагам в Китае

Когда в Китае в 1980-е годы появились акции и облигации, в отсутствие специализированных финансовых учреждений правительство разрешило банкам выполнять на рынке брокерские и дилерские функции. Первое специальное подразделение для торговли акциями было образовано в 1986 году Промышленно-торговым банком Китая. В 1995 году Закон о коммерческих банках запретил им заниматься андеррайтингом, торговлей и инвестированием в корпоративные ценные бумаги. Им было также предписано уйти из капитала дочерних компаний по ценным бумагам (последний запрет начинает смягчаться). В 1996 году банкам под угрозой санкций в отношении руководителей было запрещено предоставлять кредиты для совершения операций с акциями.

Соответственно, на рынке ценных бумаг действуют специализированные компании по ценным бумагам, причем на сегменте А-акций (предназначенных для китайских резидентов) – только китайские. Общее количество компаний по ценным бумагам (сравнимых с российскими инвестиционными компаниями) в конце 2007 года составляло 106. Еще 177 компаний работало на фьючерсном рынке (3 товарно-сырьевых бирж).

В соответствии с условиями вступления в ВТО иностранные компании могут свободно участвовать в торговле В-акциями, однако торговля А-акциями допускается только совместными предприятиями, в которых доля иностранцев не может превышать 1/3. В компаниях, занятых управлением активами, доля иностранного капитала может доходить до 49%.

Институциональные инвесторы в Китае

В 1998 года в Китае были созданы первые инвестиционные фонды. К концу 2007 года в стране насчитывалось 59 управляющих компаний (китайских и с участием иностранного капитала), под управлением которых находилось более 346 открытых и закрытых инвестиционных фондов с активами в 3,3 трлн. юаней (434 млрд. долл.) – 50-кратный рост за год(!). Для сравнения: активы инвестиционных фондов России за тот же год составили 30 млрд. долл., Бразилии – 615, США –12 021.

Среди прочих институциональных инвесторов Китая следует выделить Национальный фонд социального страхования (большая часть активов помещена в государственные облигации), страховые компании и негосударственные пенсионные фонды. Последние, однако, в Китае находятся в зачаточном состоянии и даже по абсолютной величине активов уступают российским НПФ, которые и сами не отличаются большими размерами. В целом как в Китае, так и в России данный сектор требует серьезной реформы, и в этом у наших стран много общего.

Как отмечалось выше, иностранцы могли свободно покупать только В-акции и Н-акции (в Гонконге, Лондоне, Нью-Йорке, Сингапуре). А-акции предназначались исключительно для китайских физических и юридических лиц. С декабря 2002 года приобретение А-акций стало возможным и для иностранцев, но только через квалифицированных иностранных институциональных инвесторов (QFII) (коммерческие банки, инвестиционные банки, страховые компании, управляющие активами, к которым предъявляются столь высокие требования, что реально ими могут быть лишь крупнейшие финансовые учреждения с глобальной ориентацией). К концу 2007 года в Китае насчитывалось 52 квалифицированных иностранных институциональных инвестора с активами около 40 млрд. долл. (более половины – акции, остальное – банковские депозиты, облигации и паи инвестиционных фондов). При этом китайские регуляторы устанавливают ежегодные квоты на приобретение китайских активов.

В целом можно отметить, что Китай, проводя очень либеральную политику в отношении прямых иностранных инвестиций, весьма жестко регулировал (и продолжает регулировать) приток портфельных инвестиций. Также взвешенно китайское руководство подходит к вопросу вывоза капитала. Инвестиции в зарубежные активы для китайских граждан возможны через институт разрешенных в 2006 году квалифицированных внутренних институциональных инвесторов (QDII), для которых также устанавливаются ежегодные квоты. В том же году физическим лицам было разрешено конвертировать до 20 тыс. юаней (около 3 тыс. долл.) для вывоза за границу.

По материалам статьи Б.Б. Рубцова "Финансовый рынок КНР", журнал «Портфельный инвестор», №10, 2008 год

экономические статьи

 + Банковские системы стран мира

 + История кризисов

 + Иностранная валюта

 + Мировой рынок недвижимости

 + Финансы и инвестиции

 – Мировая финансовая система

 + Инвестиционные фонды

 + Инструменты инвестиций

 + Деньги и их функции

 + Драгоценные металлы

 + Ценные бумаги

 + Венчурные инвестиции

 + Интересные материалы

графики

 + Показатели стран мира

 + Курсы валют

 + Фондовые индексы

 + Цены на биржевые товары

 + Цены на акции

статистика

полезные ссылки

 

экономические новости

02.09.2016 20:23 Китай ожидает, что экономика России вернется в «положительную зону» в 2017 году

24.08.2016 13:25 В России в августе может быть зафиксирован небольшой рост ВВП

16.08.2016 13:36 Во втором квартале ВВП России сокращался наименьшими темпами с 2014 года

07.08.2016 13:12 Показатели российской розничной торговли держатся на уровне 1970 года

03.08.2016 17:15 Центральный банк России говорит о снижении инфляции

02.08.2016 14:23 ВВП России сократился на 0,9% в первой половине 2016 года

27.07.2016 12:00 Минфин России прогнозирует инфляцию на уровне 5,5-6,0% в 2016 году

24.07.2016 22:12 Рынок планшетов вернется к росту в 2018 году

07.07.2016 17:31 Годовая инфляция в России в июле будет замедляться

04.07.2016 17:35 Goldman Sachs прогнозирует рецессию в Великобритании в 2017 году

03.07.2016 11:55 Министр экономического развития: Рецессия в России близится к концу

29.06.2016 15:20 Минфин РФ: Brexit создает лишь незначительные риски для России